Сайт belgorod.inf-credit.ru недоступен

Запрашиваемый вами сайт на данный момент недоступен.

Возможные причины недоступности данного ресурса:

  1. задолженность на абонентском счете (по состоянию на 12.12.2018)
  2. содержимое сайта нарушает правила пользования услугой хостинга
  3. нагрузка ресурса на сервер
  4. домен belgorod.inf-credit.ru не прикреплен в панели управления хостингом
  5. домен belgorod.inf-credit.ru прикреплен в панели управления хостингом менее 30 минут назад
  6. домен belgorod.inf-credit.ru находится на паркинге

Вы являетесь владельцем сайта belgorod.inf-credit.ru?

Да, я владелец этого сайта Нет, я здесь случайно

Хотите быстро разблокировать сайт?

Произвести экспресс-оплату
Есть, однако, одно счастливое обстоятельство: каковы бы ни были наши мнения, им не изменить и не расстроить законов природы.
Люди понимают только чувства, сходные с их собственными чувствами; другие, как бы прекрасно они ни были выражены, не действуют на них: глаза глядят, но сердце не участвует, а вскоре и глаза отворачиваются.
Казалось, что тут впервые в своей жизни почувствовал впечатление красоты. Девушка говорила с сидевшей возле нее дамой по-английски, и обворожительно-гармонический голос довершил действие, произведенное на меня наружностью. Одна лишь прекрасная душа может издавать такие звуки, подумал я, и если хоть одно слово произнесет на знакомом мне языке это прелестное существо, то она будет моей женой. (о первой встрече с Элизабет Стивене)
Русская история до Петра Великого — одна панихида; а после Петра — одно уголовное дело.
Единственное сокровище человека - это его память. Лишь в ней - его богатство или бедность.
Должен признаться откровенно, что ликвидация евреев с помощью газа действовала на меня успокаивающе. Мне было жутко видеть горы расстрелянных, в числе которых находились женщины и дети. Газ освободил нас от этих потоков крови…
Скажи человеку, что на небе 978301246569987 звезд, и он поверит. Но повесь табличку "Свежевыкрашено" и он непременно проверит пальцем и запачкается.
Великая цель требует великой энергии, великая энергия отсталого народа добывается только великой жестокостью. Все великие правители были жестоки.
Наука сделала нас богами раньше, чем мы научились быть людьми.
Общество - как воздух: оно необходимо для дыхания, но недостаточно для жизни.
Отец учил меня не быть пешкой в играх Бога. Религиозность у меня от матери, которая была абсолютной фанатичкой. Мать научила меня молиться, когда мне было примерно два с половиной года, и это тотально расширило мой мир. Это был самый великий подарок, который она могла бы мне сделать - понимание, что как бы тебе тяжело ни было, можно всегда обратиться к Тому, кто тебя выслушает и простит.
Началось здесь, в Москве, со мною что-то странное. Прежде всего почувствовал я себя здесь гораздо уютнее, чем в Петербурге. Было в Москве что-то гораздо больше напоминавшее мне Красноярск, особенно зимой. Идешь, бывало, в сумерках по улице, свернешь в переулок, и вдруг что-то совсем знакомое, такое же, как и там, в Сибири. И, как забытые сны, стали все больше и больше вставать в памяти картины того, что видел и в детстве, а затем и в юности, стали припоминаться типы, костюмы, и потянуло ко всему этому, как к чему-то родному и несказанно дорогому. Но больше всего захватил меня Кремль с его стенами и башнями. Сам не знаю почему, но почувствовал я в них что-то удивительно мне близкое, точно давно и хорошо знакомое.
Сатана – Это дрожжи вселенной.
Едва начав жить, мы умираем; поэтому нет ничего бесполезнее, чем погоня за славой.
После тяжкой и долгой кровавой борьбы с вами, борьбы, в которой я сделал, может быть, больше, чем многие другие, я вам говорю: я прихожу сюда и заявляю без принуждения, свободно, не потому, что стоят с винтовкой за спиной: я признаю безоговорочно Советскую власть и никакой другой.
Реальность - это убежище для тех, кто боится наркотиков.
Себя пожаление идет заодно с самоугодием и вообще с самолюбием и есть корень всех послаблений, опущений, равнодушия и беспечности. Слыхали вы фразу: живущий в нас грех? — Вот он-то и есть саможаление, со свитою его. Если будете поблажать ему хоть иногда, то это всегда будет как параличом разбивать всякое предшествовавшими трудами стяжанное добро.